20:37 

О сокрытых сообществах

Модо
Песни не отменить. Лета не избежать. №0
Примерный четверговый текст, но на сайт я его положить не могу. Опять же, ведающие да поправят.

Несколько слов о тайных организациях

Как и любое сложное общество, Империя не может не порождать более или менее хорошо законспирированных групп товарищей, пытающихся неиллюзорно влиять на ход событий. Ничего глобального от них с самих Религиозных войн не зависело и зависеть не будет; Синдикаты, конечно, тут исключения, но, становясь влиятельным, любой синдикат перестает быть тайным. Жизнь игрока, однако, подобного рода сообщества вполне способны неслабо разнообразить, усложнить и сократить, так что лучше бы ему быть в курсе.
Нижеследующий текст не является компендиумом, не перечисляет конкретных примеров, но способен помочь мастеру выстроить свою вещицу под конкретный модуль, а игроку - помучиться сладостной паранойей. Информацию, содержащуюся в тексте, в общем виде можно раздобыть у ТУ и у Инквизиции, при наличии допуска.

I. Религиозные общества.

1) Лаврикианская секта.
Самым частым примером небольшой, противозаконной, законспирированной организации является худдский духовный кружок. Ересей в мире до черта, только Великих - пять (они в наших книгах и на сайте более или менее описаны), и ни одна из них не едина. Еретические общины даже одного города могут дробиться на десятки собраний, члены которых подчеркнуто не разговаривают друг с другом. Даже чтя одного и того же учителя, две соседние общины могут быть дамским кружком вязания в помощь неимущим и мрачным "охотничьим обществом" отставных офицеров. Бардак в альтернативном лаврикианстве обусловлен жесткой и эффективной деятельностью Инквизиции, препятствующей связи и, как следствие, унификации отдельных общин.

2) Общество брэ-традиционалистов.
Господа из старых культов как раз следуют приблизительно одной доктрине (отсылаем вас к книге Домов и к Религиозным войнам) и более чем знают толк в конспирации. Обычно такого рода сообщества - компании армейских товарищей, выдвинувшие Кузнеца из своей же среды, объединенные паршивыми фронтовыми воспоминаниями и несколько размытой этикой. Они почти всегда связаны с чем-то криминальным - такого рода людей можно встретить на дорогих аренах или за левым плечом синдикатского бонзы. Как общество, Старый Культ чрезвычайно опасен - перейдите ему дорогу, и вас будут ликвидировать по всем правилам военной операции. Но, с другой стороны, их мало и они все-таки довольно неохотно собираются вместе надолго.

3) Культ земли.
Собственно, это не тайное общество - но, останавливаясь в любой деревне, знайте: почти каждый тут знает много такого, о чем вы не имеете понятия, почти каждый не одобрит вопросов и все без исключения дадут любому любопытному неплохой отпор. Езжайте куда ехали.

4) Юные реконструкторы.
Это как раз совсем новое поветрие: с момента выхода совсем недавно вроде бы научной, но отчасти беллетризованной книги некоего фели под псевдонимом Старый Рыбак, "Некоторые сведения о верованиях худдов". В нескольких больших городах имеются кружки чрезмерно экзальтированной худдской молодежи, мало того что воспринявшие эту книжку слишком серьезно, так еще и пытающиеся заполнить изобильно встречающиеся в ней лакуны по своему разумению. Учитывая, что Старый Рыбак смешал в одну кучу обличительные проповеди Пророка, старохуддскую поэзию, древнефелийские протосоциологические сборники и странные слухи о Соб-ха-Ни времен религиозных войн, получается нечто странное. Пока они просто пьют, читают стихи и режут птиц, но кто знает, что изменится?

II. Несистемный криминал.

Тут мы, разумеется, не касаемся Синдикатов - Синдикат, от легализовавшейся МТК до фанатичного Кулака, давно уже встроен в сложную имперскую экономику, давно уже развернул агрессию исключительно на конкурентов и давно уже ведет переговоры с официальными лицами. Но есть и другие.

1) Вольные художники.
Мелкие и, так сказать, нелицензированные группы - основной путь существования некафского криминалитета в крупных городах. Разумеется, они и речи не ведут о постоянных промыслах, собираясь для разовых, быстрых и прибыльных дел: это высококлассные воры, артистические мошенники, по-настоящему масштабные и рисковые грабители. Обычно это совсем небольшие бригады, скрепленные неформальными связями внутри и вынужденные поддерживать связь между собой. К тому их понуждает двойная угроза: ВОТ вылавливает их с куда большим вкусом, чем прикрытых на десять рядов синдикатских, да и сами Синдикаты рады разобраться с ненадлежащим субьектом.

2) Джанки.
Личная проблема синдиката Медной руки, имперское социальное дно и вторичный наркотический рынок в одном флаконе. Эти ребята есть в каждом крупном городе метрополии, глубоко в хутунах - хотя убивают их каждый год помногу. В основном это кафа, выкинутые из синдикатов за третье правило - "не теряй головы", но попадаются и высохшие худды в старых чиновных халатах, и оплывшие брэ в одном мече, и строго обязательный кристально трезвый фели - "мертвый доктор". Потому что речь у джанки идет уже не об опиуме. Не в меру рисковые господа химики работают тут с альтернативными наркотиками - сейчас общим местом в метрополии стали вары на основе эфедры, в Тангоре же - на кое-какой продукции джунглей. В отличие от спокойного, увядающего опиумного, джанки, разогнанный и полубезумный, готов на все, берется за все и не стесняется ничего.

3) Клубы насилия.
Сомнительное развлечение богатой и не слишком умной молодежи. Ночами ребятки - юные худды, не имеющие своего дела фели, прожигающие отцовское содержание брэ - выходят в бедные кварталы. Очень, очень редко в хутуны, только если клуб собрался особенно самоуверенный. Выходят и откровенно задирают прохожих. Если район более-менее приличный - просто избивают подгулявшую катарирскую компанию, а вот в хутунах вполне уже убивают. Проблема с ними в том, что они создают ненужное никому напряжение, однако арестовывать их решаются не всегда. Молодежь всячески покрывает друг друга, не скупится на взятки и не стесняется угрожать. Иногда, впрочем, они пропадают бесследно.

4) Группы бдительности.
Такого типа сообщества распространены скорее в колониях, но встречаются и в метрополии. Обычно они создаются, когда в местном управлении получает должность человек с военным прошлым и множеством решительно настроенных сослуживцев. Тогда обычно и собирается неофициальный инструмент внесудебного насилия над всеми, кто управлению мешает - будь то синдикатские, туземцы, пиратские братства и кто угодно. Такого рода группы могут быть эффективны, но они сугубо противозаконны.

III. Субкультуры.

Помимо того, о чем мы упомянули в предыдущих разделах, есть и другие чем-то схожие явления.

1) Научные кружки.
Не все исследования фели одобряются текущим законодательством. Вот только фели традиционно плевать на это хотели - и плюют. Однако нежелание тратить время и деньги на разбирательства с идиотами в форме привело господ некромантов, вивисекторов или, скажем, специфических химеробиологов к мысли о координации действий. Такие "теневые классы" - вполне респектабельные внутри самого фелийского общества организации, их членов всегда хорошо примут в Заповедных лесах, да и внутри они неукоснительно следуют гражданской научной иерархии, правилам оформления отчетов и постановки экспериментов. А что эти эксперименты связаны, скажем, с незаконным ввозом рабов-морорцев или с интересными модельными наркотиками... ну что поделать?

2) Студенческие союзы.
Они многообразны и встречаются везде, от кружков по изучению Книги Боли в академии до высокоритуализованных тайных собратств в имперских Училищах. Они не имеют какого-либо содержания сами по себе, но создают прекрасную среду для того, чтобы завязать знакомства, которые потом протянут тебя до самых вершин армейской или ведомственной иерархии. Ритуалы их коренятся, чаще всего, в окололаврикианской мистике плюс сомнительном чувстве юмора, но никого не волнуют. Только Священному институту ничего этого не нужно - каждый фели сам по себе хорош, без плясок вокруг костей.

3) Библиофилы.
Не столько сообщество, сколько конвенция, соблюдающаяся большим количеством богатых и респектабельных коллекционеров книг из числа не-фели. Соглашение направлено на сохранение так или иначе запрещенных книг - не знания, содержащегося в них, но книг как памятников. Организация не имеет известного лидера, содержит несколько хранилищ в неизвестных большинству их членов местах, собирает с членов небольшой взнос и выпускает список уже сохраняемых и еще разыскиваемых книг. По слухам, впрочем, конвенция существует на деньги то ли ТУ, то ли Церкви, таким образом вытягивающих по-настоящему опасные книги из частных коллекций.

Политические тайные общества в империи не прижились: ни идеи представительной демократии, ни идеи сепаратизма тут просто нет, а для всего остального годятся вполне открытые структуры.

@темы: Сеттинг, Четверговый текст

Комментарии
2012-11-02 в 05:45 

Константин Редигер
- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Отлично, я считаю. Только про джанки нужно чуть подробней и добаыить, конечно, что это значит.
И к клубам насилия я бы добавил, что от скуки они могут и сами играть в рискованные игры. Как в моей Скуке илм рыбари у АБС.

2012-11-02 в 16:11 

Модо
Песни не отменить. Лета не избежать. №0
Ммм, как бы это про джанки сформулировать? Я тогда доредактирую.

     

Лавикандия: Небо и долг

главная